Библиотека

Чего бы это ни стоило

   На уроках биологии мы изучали закон естественного отбора. Если коротко, то он гласит: «Приспособиться или умереть!» Если ты тигр, то вполне может быть, что сегодня обедом разжиться получится на берегу реки, а завтра придется охотиться в лесу. И тигры такие правила игры принимают. Люди же такой гибкостью не обладают. Мы вылезаем из постели и заявляем: «Вчера я нашел обед у реки. Если сегодня его там не окажется, я буду очень недоволен». А когда обеда у реки не находишь целую неделю, говоришь, что наступил экономический кризис!

   Деньги не получится находить все время в одном и том же месте. И работать все время на одном и том же месте, скорее всего, тоже не выйдет. Иногда реальный мир рушит все наши планы.

   Пока в 2008 году «Мицубиси» не закрыла свой завод в Тонсли-Парке, Стивен Морган собирал там автомобили.

   – Я проработал там двадцать два года, – говорит Стивен. – Хорошая это была работа. Когда заводские ворота окончательно закрылись, я почувствовал в жизни такую пустоту.

   Но Стивен не стал рассиживаться и жалеть себя. Он не задавался вопросом: «Почему это случилось именно со мной?» Он пошел работать медбратом в дом престарелых. Его друзья просто поверить в это не могли – наш крутой мачо превратился в сиделку!

   Стивен рассказывает:

   – Они качали головой и говорили, что не могут представить себе, как я там работаю. А я отвечал им: «Приходите и посмотрите сами». Мой сын-тинейджер спрашивал: «Ну, и сколько задниц пришлось подтереть сегодня, папа?» А я говорил: «Ой, много». Если бы каждый раз, спрашивая, сколько я подтер сегодня задниц, мне давали по доллару, я бы давно был очень богатым человеком».

   В помощи старикам Стивен находит радость и удовлетворение.

   – Машина – это машина, – говорит он, – и чинить ее легко, но тут я имею дело с живыми людьми, а их так просто не починишь. Я имею дело с людьми, которые борются за жизнь, и когда делаешь для них какие-то элементарные вещи, приносишь им столько счастья! Мне по пятьдесят раз в день говорят «спасибо». Это многого стоит.

   Даниэль Трент работала в области корпоративных финансов, но в тридцать лет ее уволили.

   – Когда попадаешь под сокращение, – говорит Даниэль, – в голове роится столько разных мыслей. Хочется попробовать что-то новое. Но потом сразу думаешь, а стоит ли?.. Даст мне кто-нибудь такую возможность? Кажется, легче просто не выходить за пределы своей зоны комфорта. Я ни с чем, кроме финансов, работать не умела. Мне было очень страшно. Но я взяла и просто по-настоящему задумалась, чем бы мне хотелось попробовать заняться.

   Даниэль стала помощником механика. И ей эта работа очень нравится.

   Стивен и Даниэль – тигры. Они сумели приспособиться. Большинству из нас хочется, чтобы в повседневной жизни был какой-то смысл. Но загвоздка в том, что смысл в повседневной жизни появляется, только когда она становится непредсказуемой. Мы начинаем делать в себе открытия, только когда жизнь перестает быть комфортной. К примеру, не очень-то комфортно – побывать на пороге смерти. Но ведь именно в результате таких переживаний мы осознаем, что в жизни действительно важно, а что нет! Потеря работы может казаться нам чем-то вроде смерти. Но после этого жизнь вполне может обогатиться новыми красками. Лучше быть тигром, чем пуделем.

История Марка
   Я нашел тысячи книг о том, как добиться успеха. Но мне нужна была хотя бы одна о том, как пережить провал!



   В конце 1970-х я помогал отцу в создании сети магазинов электротоваров. Он был гендиректором, а я – его замом. Мы начали с крошечного магазинчика на углу своего квартала, а к середине 1980-х у нас было уже 10 точек, в которых работало 70 человек, Мы казались себе неудержимой силищей! Но потом случился кризис, и я понял, что «неудержимость» может проявляться еще и в том, что никто не сможет удержать тебя в небесах, когда ты оттуда начинаешь падать!

   Пока сердитые покупатели барабанили кулаками в витрины, по нашим магазинам ходили судебные приставы и забирали ключи. Нас продали за долги. Мы потеряли буквально все, и дом на побережье, и катер, и «Мерседес», но это было не самое страшное. Больнее всего было оттого, что мы потеряли и 70 чудесных, преданных нам работников. Я не знал, куда деваться от унижения и стыда. Я казался себе безнадежным неудачником.

   Но сдаваться было рано. Через год мы с отцом открыли новый магазин и снова начали карабкаться наверх. На новый товар у нас не было денег, а потому мы стали скупать складские остатки и возвраты, от которых другие ритейлеры старались держаться подальше, чинить их и выставлять в продажу. Путь оказался тяжелым и долгим, но к 2003 году (через семнадцать лет упорного труда) у нас опять было три магазина и 15 работников.

   Имущество снова ушло с молотка. Я был опустошен

   Но потом умер отец, и директором компании стала моя мачеха. Найти с ней общий язык мы не могли ни по какому вопросу. Три года мы пытались как-то наладить отношения. я выбивался из сил, а она с подозрением относилась ко всему, что я делал. И вот, в сентябре 2006 года, в день, когда мне удалось подписать самый крупный контракт в своей жизни, она, воспользовавшись своей административной властью, закрыла компанию. Ликвидаторы пришли без всякого предупреждения. Имущество снова ушло с молотка. Я был опустошен.

   Я уже второй раз рухнул с небес на землю, но притворялся, что у меня еще есть силы. «Переживем и это», – говорил я семье. Но внутри у меня была сплошная пустота. Я снова подвел своих работников и свою семью. Я опять был должен множеству раздраженных людей.

На самом дне
   Я помню вечер, когда сломался окончательно. Мы с женой ходили на курсы совершенствования семейной жизни. Возвращаясь с занятий, которые, по идее, должны были принести в нашу жизнь счастье и радость, мы жутко поскандалили и наорали друг на друга! Одинокий и полностью раздавленный, я посреди ночи забрел в расположенный за нашим домом лес и горько прорыдал там целых четыре часа. Я оплакивал своего отца. Я оплакивал 35 лет тяжелых трудов, которые теперь закончились ничем.

   Ниже падать было уже некуда, и я начал задавать себе самые важные вопросы. Ничего такого уж необычного в этих вопросах не было, но, когда ты остаешься без всего, отвечать на них приходится честно. Я спросил себя:

   • Кто я?

   • Что действительно важно в моей жизни?

   • Кому я по-настоящему небезразличен?

   Этот момент стал для меня поворотной точкой. Я понял, как сильно люблю свою семью и как сильно мои родные любят меня.

   Нет, сдаваться еще рано! В 2007 году я наткнулся на новую возможность заняться бизнесом и избавиться от ран, нанесенных мне прошлыми неудачами. Это была хитроумная схема рекламной деятельности, и я купил в ней франшизу. Я знал, что многим рискую, но и взлететь на этом деле возможность, казалось, была. В общем, система лопнула, и я рухнул вместе с ней. В данный момент у меня $ 600 000 долгу.

   Но меня рано списывать со счетов. Я многому научился. Я обнаружил, что людей люблю гораздо больше любого бизнеса. И неважно, считают ли меня окружающие успешным человеком. Самое главное, что я остаюсь честным и порядочным человеком.

   Чувство собственного достоинства не купишь. Даже полным банкротом можно оставаться честным человеком, хорошо делать какие-то малые дела и не терять надежды.

   Я нашел новую дорогу и смотрю в будущее с оптимизмом. Теперь я помогаю другим людям справиться с обстоятельствами, через которые прошел сам. Я изучаю психологию и немного консультирую. Я написал книгу «Жизнь после ликвидации» и создаю сообщество людей, способных дать совет или оказать поддержку тем, кого постигли неудачи в бизнесе.

   Потерпев провалы, я узнал о себе гораздо больше, чем за времена своего «успеха».

   Веб-сайт Марка: www.LifeAfterLiquidation.com



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 896