Библиотека

10. Подводим итоги: что значит быть родителем

   В чем заключается основная задача родителей? Помочь ребенку вырасти и стать достойным человеком – то есть личностью, способной сопереживать, полноценно любить, нести ответственность и проявлять заботу. Каким образом можно сделать ребенка гуманным? Лишь гуманными методами. Признанием того, что сам процесс и есть метод. Что цель не оправдывает средства. Что в своем стремлении добиться от ребенка послушания мы не должны его подавлять, ломать, обижать.

   Ребенок учится на собственном опыте. Он подобен пластичной глине – каждое достигающее ребенка слово оставляет след. Именно поэтому важно, чтобы родители научились говорить с детьми, не выводя их из себя, не причиняя им боль, не унижая их человеческое достоинство, не вынуждая разувериться в себе и собственных возможностях.

   Родители задают тон в доме. То, как они реагируют на проблему, определяет, обострится она или рассосется. Вот почему родителям необходимо отказаться от языка запретов и выучить язык принятия. На самом деле все прекрасно знают, о каком языке идет речь. Этим языком говорят взрослые, общаясь с гостями и незнакомыми людьми. Этот язык считается с чужими чувствами и не критикует поведение другого человека.

   Студент медицинского колледжа, одетый в потертые джинсы, переходя улицу, едва не угодил под кэб. Водитель кэба, вне себя от гнева, принялся его отчитывать: «Проклятый бродяга, тебе что, жить надоело? Куда прешь? Смотреть надо!»

   Молодой человек выпрямился во весь свой рост и спокойно осведомился: «Как вы смеете так разговаривать с доктором!» Водитель стушевался и извинился.

   Если родители научатся беседовать со своим ребенком так же уважительно, как они разговаривают с врачами, им вряд ли удастся спровоцировать свое чадо на скандал и даже вывести его из себя.

   Томас Манн, лауреат Нобелевской премии по литературе, однажды сказал: «Речь – сама по себе цивилизация». Да, словами можно облагораживать, а можно и понуждать к дикости, словами можно искалечить, но можно и исцелить. Родители должны научиться говорить с ребенком на языке сострадания, на языке, утоляющем боль любовью. Родители должны уметь находить слова, выражающие всю полноту чувств и меняющие настрой ребенка. Родители призваны поощрять в ребенке его добрую волю, а родительские ответы – прояснять ситуацию при том, что всем своим существом родителям следует излучать уважение к ребенку. Окружающий ребенка мир апеллирует к его разуму, отец или мать – к сердцу. Если, конечно, родители научились говорить с ребенком тем языком, который выражает их неподдельный интерес к его нуждам и чувствам. Тем самым родители способствуют созданию у ребенка положительного образа себя (в результате он чувствует себя защищенным и растет уверенной в себе личностью), а кроме того, он будет уважать своих родителей.

   Однако перейти с привычного способа общения на язык, выражающий заботу и внимание, не так легко. Вот, к примеру, случай м-ра Блума.

   М-р Блум был участником учебной группы для родителей, которым хотелось освоить более эффективный (и более щадящий!) способ коммуникации с детьми. Наша беседа состоялась после того, как м-р Блум уже побывал на нескольких занятиях.

   М-р БЛУМ: Получается, все, что я говорил своему ребенку, – неправильно. При этом – так мне кажется – мне будет совсем не просто изменить стиль воспитания.

   Д-р ГИНОТТ: Разумеется, менять точку зрения и осваивать новые методы отнюдь не легко.

   М-р БЛУМ: Дело не только в этом. Хотя, как выяснилось, я не уважал своего ребенка и не считался с его чувством собственного достоинства. Ничего удивительного в том, что он не слушает то, что я ему говорю, – какое там уважение!

   Д-р ГИНОТТ: И теперь вы вините себя, упрекаете себя в том, что вам следовало не совершать ошибок. Есть ли в этом смысл?

   М-р БЛУМ: Думаю, вы правы. До тех пор, пока я виню себя, я виню также своего ребенка, вместо того чтобы учиться говорить с ним по-другому. Думаю, мне пора прекратить обвинения и попытаться изменить язык общения с ним. Может быть, стиль общения родителей с детьми, выражающий внимание и заботу – тот язык, за который вы ратуете, – именно то, что поможет мне изменить к лучшему отношения с ним.

   Когда родители прикладывают усилия, дабы даже свое недовольство детьми выражать сдерживая эмоции и вежливо, – дети, уловив разницу, стараются отвечать им тем же манером.

   М-р Браун взял свою девятилетнюю дочь Дебби с собой на работу в тот самый день, когда в офисе красили стены.

   М-р БРАУН: Меня сводит с ума запах краски и вся эта пыль. Все перевернуто вверх дном.

   ДЕББИ: Тебе наверняка ужасно трудно работать в таких условиях. Какой кавардак!

   М-р БРАУН: Именно.

   ДЕББИ: А тебе понравилось то, что я тебе сказала?

   М-р БРАУН: Да, понравилось. Я подумал: «Дебби понимает то, что я чувствую».

   ДЕББИ: Вот и ты говоришь со мной так в последнее время. Я это заметила.

   Тем не менее родителей необходимо предостеречь. Не следует ожидать, что ваши дети окажутся способными сразу оценить предложенный вами новый язык общения друг с другом. Дети могут настаивать на том, чтобы родители по-прежнему сами решали возникшую проблему, вместо того чтобы демонстрировать сочувственное понимание. Вот рассказ одной мамы.

   Как-то одиннадцатилетний Ноа начал жаловался матери на семилетнего брата Рона.

   НОА: Я сыт по горло Роном. Он врет, жульничает и постоянно мне мешает.

   МАТЬ: Наверняка это действует тебе на нервы. Ты проводишь целый день в школе, вечером, усталый, возвращаешься домой, но отдохнуть не удается: дома – брат, который делает все, чтобы тебя доконать.

   НОА: К чему это повторять. Я знаю, как я себя чувствую. Мне не нужно об этом говорить.

   МАТЬ (спокойно, не давая отпора): Когда кто-то угадывает мое состояние, я чувствую, что меня понимают.

   НОА (распаляясь): Но я и без того знаю, что ты меня понимаешь. Мне кажется, ты слишком серьезно относишься к занятиям с Доктором Гиноттом. Ты переменилась. И мне это не нравится.

   МАТЬ: Скажи, чем тебе помочь?

   НОА: Ты должна накричать на Рона. Ты вообще должна больше его воспитывать.

   МАТЬ: Но я все больше убеждаюсь в том, что криком делу не поможешь.

   НОА: А я хочу, чтобы ты наказала Рона.

   МАТЬ: Это раньше я могла на него накричать, но с этим покончено. Именно эта перемена во мне так тебе не нравится. Но я все больше и больше верю в тебя, в твою способность решать свои собственные проблемы.

   НОА: А как быть с враньем Рона? Я сыт его враньем по горло.

   МАТЬ: Не ранее чем прошлым вечером твой отец рассказал мне, что страшно рассердился на Рона за его вранье и что не кто иной, как его сын Ноа его успокоил. Ноа напомнил отцу, что вранье Рона – это, скорее всего, возрастное, преходящее явление. Где это видано, чтобы одиннадцатилетний сын наставлял своего отца сохранять спокойствие и не выходить из себя, реагируя на плохое поведение ребенка?

   НОА: Думаю, мой совет папе помог. Вдруг у меня получится помочь и себе.

   Совсем не просто удержаться и не отреагировать привычным способом на докучание ребенка, когда он тебя к этому вынуждает. Эта мать не позволила своему сыну Ноа распорядиться ее настроем и заставить ее вернуться к прежнему варианту поведения. Эта мать контролировала свое поведение и чувствовала себя уверенно. Она, признав затруднительность положения сына, не пыталась оправдываться и не поддалась на его требование решить за него его проблему. Вместо этого она помогла сыну укрепить его веру в то, что он сам в состоянии решать свои проблемы, то есть помогла сыну повзрослеть.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 790