Библиотека

Хороший старт

   Так уж сложилось в ходе развития цивилизации, что родительская роль предполагает постоянное повторение рефрена «не смей делать этого!». Ибо родители – это люди, которые запрещают маленьким детям предаваться большим или малым удовольствиям. Они повелевают: не сосать большой палец, не теребить пенис, не ковырять в носу, не возиться в грязи, не шуметь. По отношению к детям цивилизация холодна и жестока: она вручает им чашку вместо нежной и мягкой груди; вместо приятного расслабления в подгузник она требует терпеть, а потом сажает на холодный горшок…

   Ограничения – увы! – неизбежны, поскольку ребенку приуготована роль общественного существа – единицы социума. Однако родителям, исполняющим для своих детей роль полицейских цивилизации, не следует переигрывать – если, конечно, они не желают накликать себе на голову негодование, неприятие и враждебность.

   Желательно, чтобы не родители будили ребенка-школьника каждое утро. Дети затаивают зло на тех, кто возвращает их в реальность и прерывает сны. Родители входят в комнату, срывают одеяло и радостно напевают: «Проснись и пой!» – ребенок содрогается от одной только мысли об этом. Пусть эту миссию, будить, лучше выполняет обыкновенный будильник, а не «будильник-мама» или «будильник-папа».

   Эмили (ей восемь лет) стоило больших трудов заставлять себя выбираться из постели по утрам. Каждый раз она пыталась продлить момент пребывания под одеялом еще на несколько бесконечных минут. Ее мама использовала и кнут и пряник, но с Эмили ничего нельзя было поделать, стереотип ее поведения по утрам не менялся: вставать медленно, быть кислой за завтраком, опаздывать в школу. Мать Эмили буквально измучил этот театр спозаранку.

   Положение резко изменилось к лучшему, когда мать преподнесла дочери сюрприз: подарила будильник. В коробке Эмили обнаружила записку: «Эмили, которой не нравятся люди, будящие ее по утрам. Теперь ты сама себе начальник. Целую, мама». Эмили удивилась и почувствовала себя польщенной. «Откуда ты знаешь, что я не люблю тех, кто будит меня по утрам?» – спросила она мать. «Я догадалась», – ответила та. Когда на следующее утро зазвенел будильник, мать сказала Эмили: «Ах, детка, какая рань! Почему бы тебе не поспать еще несколько минут?» Эмили буквально вскочила с постели со словами: «Пора вставать! Иначе я опоздаю в школу».

   Ребенка, который с трудом отдирает голову от подушки, нельзя называть лентяем; и если он, проснувшись, не в состоянии сиять и петь, его не следует считать сварливым. Детей, не способных быть по утрам живчиками и остряками, нелья высмеивать. И воевать с ними не нужно. Гораздо лучше позволить им побыть в постели еще несколько золотых минут. Однако будильник имеет смысл поставить на более раннее время, не забывая при этом выражать лежебокам понимание и сочувствие:

   «Сегодня выбираться из постели особенно трудно».



   «Какое это счастье лежать в постели и видеть сны».



   «Хочешь, полежи еще пять минут».

   Эти простые слова заставляют засиять утро; они делают наступающий день теплее и милосерднее. И, наоборот, заявления, подобные нижеследующим, обещают мороз и непогоду:

   «А ну, вставай, лодырь несчастный!»



   «Немедленно марш из кровати!»

   Не лучше – выражения озабоченности, уж не заболел ли ребенок: «Почему ты все еще в постели? Может, ты нездоров? Где болит? Как там наш животик? Голова не болит? А ну, покажи мне язык!» Все это лишь убеждает ребенка в следующем: хочешь, чтобы о тебе заботились – болей почаще. Ребенок к тому же может подумать, что родитель расстроится, не обнаружив у него ни одного из упомянутых недомоганий, ребенок почувствует себя обязанным оправдывать ожидания родителя, а потому представится больным.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 828