Библиотека

Глава 2. Что хорошего в замужестве?

   Помню, я тогда была еще совсем зеленой и неопытной девятнадцатилетней девчонкой. Мы с моей подругой Софией сидели в кафе на набережной и пили ее любимое шампанское.

   София – настоящая сердцеедка, чувственная вампирша и воплощение мужских желаний – «работала» под псевдонимом. На самом деле мою подругу звали Светкой, но она была уверена, что имя София действует на мужчин магически. Когда при знакомстве с очередным владельцем ресторана или банкиром она говорила: «Меня зовут София», – в воображении мужчины сразу возникал определенный образ необычной и интересной женщины.

   Действительно, всяких Светок, Ленок и Катек полным-полно, а вот София – редкость. Да к тому же имя звучное и бархатное, солидное, как раз под стать образу.

   Но мне всегда казалось, что дело тут вовсе не в имени, а в том, что София слишком хороша для этого мира. От нее исходила уверенность: «Я царица жизни, я повелеваю и властвую, а все остальные мне прислуживают!»

   Ей и вправду прислуживали. Те состоятельные мужчины, которых она притягивала в свою жизнь, всерьез стремились исполнить любую ее прихоть и делали это с благоговейным восхищением. Создавалось ощущение, что прислуживать царице Софии – огромная честь для них.

   Да и само наше присутствие в кафе было очередной шуткой моей царствующей подруги. Накануне вечером мы пошли прогуляться по набережной и зашли в это заведение. Подруга благосклонно посмотрела на мужчину, выгружающего из мини-автобуса ящики с пивом. Он оказался владельцем трех кафе на набережной, и София, должно быть со скуки, согласилась скоротать вечер в его компании, беседуя о жизни.

   А в сегодняшнее воскресное утро он заехал за нами и повез в другое свое кафе – там готовили замечательных кур в духовке. На столике появились бокалы для шампанского, и даже салат официантка подала не в пластиковой тарелке, а в фарфоровой. Оказывается, в этом кафе любят отдыхать какие-то чиновники, и тогда их обслуживают по высшему стандарту. Ну а София даже не чиновник – она царица! Ей по статусу не положено употреблять спиртное из пластикового стаканчика.

   Ее новый ухажер немного побыл с нами и, извинившись, умчался на базу делать очередные закупки пива и чипсов, а мы решили остаться в кафе на весь день и получать удовольствие.

   У меня уже давно вертелся на языке вопрос об очередном женихе Софии, владельце крупной строительной фирмы:

   – Как твой подрядчик поживает?

   – Собрался на Запад перебираться. Говорит, там бизнес масштабнее развернуть можно. Теперь не знаю, то ли бросить его, то ли замуж выходить?..

   Сомнения Софии меня ничуть не удивляли. Я давно знала о ее сугубо прагматичном отношении к мужчинам. Подруга была в разводе и одна воспитывала семилетнего сына. По глупости да наивности выскочив замуж, она успела сполна нахлебаться горестей семейной жизни, и теперь мужчины были для нее всего лишь источником дохода, средством для добывания денег, не вызывающим никаких чувств. Примерно такими же орудиями являются для художника холст и краски, а для карточного игрока карты. Ни игрок, ни художник не любят свои орудия труда – они любят лишь свою работу, если та приносит немалую прибыль. А моя подруга любила опутывать мужчин сетью своих чар и вытягивать из них деньги, дающие возможность жить в дорогой квартире, носить шикарные шубы и учить сына в приличной школе. Только это ее интересовало, этому она училась, от этого получала наслаждение и в этой сфере деятельности росла как профессионал.

   Вот и сейчас ее расчетливый ум прикидывал, какую прибыль принесет предприятие по замужеству и какие она потерпит убытки.

   – Ну так выходи за него замуж! – сказала я.

   – Не хочу! Нет там ничего хорошего, замужем… – ответила София, хмуро поглядывая на вазу с недоеденным пирожным.

   – Почему нет? Богатый муж, отдельная квартира, да не одна, к тому же купит тебе новую машину!

   – Да, как же. Ходила я уже туда. Знаю. Пока они тебя замуж зовут, все такие ласковые и щедрые, а родишь ребенка – в ловушку попадешь. Будешь дома лялю нянчить, а он по ресторанам шляться пойдет. Ты ночами не спишь, грудь от постоянного лактоза болит, нервы на пределе, даже в туалет сходить нет времени, а он это не ценит! Понимаешь, мужья – они все большие сволочи!

   – Ну, няню заведешь. И домработницу. И будешь с ним вместе по ресторанам ходить, – ответила я, откровенно недоумевая, чего София так кипятится.

   Своим непониманием я, видно, задела подругу за живое, и она, злобно распахнув глаза и нервно поджигая сигарету, воскликнула:

   – Помнишь Таньку Анохину? Ну, ту, которая у меня домработницей была? Помнишь, она в шапке все ходила. Даже в квартире не снимала. Знаешь, почему?

   Я не знала, и тогда София решила раскрыть мне тайну Таниной шапки.

   Муж Таньки мог по два-три дня где-то шляться, не появляясь дома, и она решила, что ситуацию нужно менять.

   Отправила дочку к бабушке, а сама стала ожидать мужа с работы. Приняла ванну, натерла тело ароматным маслом, надела красивое белье…

   Муж пришел с работы почему-то пьяный. Танюха не стала ругаться – ведь решила же семью спасать.

   Накормила его ужином и легла в постель. Муж зашел в комнату шатающейся походкой, почему-то опираясь о стену (Татьяна все удивлялась: неужели хмель может держаться так долго – или это совсем не алкоголь?).

   Икая и мучаясь постоянной отрыжкой, муж подошел к кровати и грубо крикнул: «Эй, Валька, Ритка, быстро сваливайте отсюда, шлюхи, скоро моя жена придет!»

   Сказать, что Таня была удивлена, значит ничего не сказать. Но она почему-то вежливо ответила мужу: «Ваня, ты чего? Ведь это же я, Таня, твоя жена!»

   Но Ваня, очевидно, не понял ни слова. Он схватил свою благоверную за волосы да и шмякнул головой об стену…

   Наутро, перевязав голову и надев шапочку (дабы не пугать родителей и дочь), Татьяна приехала забрать трехлетнюю Леночку от бабушки. А та стала рассказывать, что малышка почему-то всю ночь плакала и просилась к маме, хотя у нее не было ни температуры, ни какого-то иного недомогания… Что с ней случилось, одному богу известно…

   – Сейчас Танюха живет одна, послала этого наркомана в диспансер, я ей на развод подавать советую, – с грустью сказала София, вертя в пальцах сигарету. – Семью спасти не удалось, пришлось все менять. Вот ко мне временно в уборщицы нанялась, пока приличную работу не найдет. Только жалуется постоянно, что ремонт у себя в квартире нет сил сделать, а подруги уже замучили расспросами, почему в ее комнате заляпаны буро-коричневой краской красивые голубые обои…

   Танька-то до декретного отпуска работала главным бухгалтером. Представь, до чего ее замужество довело! Тогда моя соседка уговорила взять ее хоть уборщицей. А иначе что делать? Мужа выгнала, в стране курс рубля рухнул, на работу никто не берет, а она с голоду помирает!..

   Раскуривая уже двадцатую сигарету, София выкладывала мне одну за другой семейные истории, и каждая последующая была все хуже и отвратительней. Но я все не могла смириться. Как же так? Ведь есть мужчины серьезные, с сильно выраженным чувством долга, желанием служить ближним, повышенной тягой к ответственности?!

   София смотрела на меня как на несмышленого ребенка, а я продолжала лепетать:

   – Ну живут же некоторые семьи годами? И все у них хорошо!

   – Да нет там ничего хорошего. Притворяются все, лицемерят, – категорично заявила София. – Замужество – это ловушка! А институт семьи рухнул еще в прошлом столетии. Хорошо живется лишь тем женщинам, кто использует мужчин по прямому назначению – в качестве обслуживающего персонала. Берешь, что тебе нужно, и привет!

   Видя, что я откровенно не понимаю, о чем идет речь, подруга завела рассказ о своем первом замужестве.

* * *
   – Понимаешь, когда они тебя хотят во всех отношениях, включая замужество, – они все супергерои. Я когда с Колькой познакомилась, тоже в облаках летала. Хороший парень, добрый, внимательный, работает продавцом радиотехники. Ну и пусть миллионы не зарабатывает, зато имеет образование и стабильную работу. Ну чем не муж?

   Мы с ним долго дружили и вместе работали в одном торговом центре. Я реально никаких проблем не видела, одни плюсы.

   Мне от бабушки квартира досталась, захудалая однушка на краю города, а Коля жил в центре с родителями. Он предложил мою берлогу сдать и к ним с мамой переселиться. Мама не против, она больше карьерой, чем сыном и семьей, интересуется. Да и деньги у нас лишние появятся. Плюс – жить буду рядом с работой. Чем не счастье?

   Зимой мы с ним на каток ходили, летом на речку купаться ездили. Коля ходил на карате, а я на танцы. Всё вместе, всегда за ручку гуляли, не забывая целоваться на каждом перекрестке.

   Только мне не нравилось, что он совсем ничем не интересовался, ничего не читал и собирался вечно работать продавцом за три рубля пять копеек…

   Но я, святая простота, все думала: вот рожу ему ребенка, он поймет, какая это ответственность, и станет серьезней к жизни относиться. Тем более что он меня так любил! Просто боготворил, на руках носил, ноги целовал и просил, чтобы я его ни в коем случае не бросила. Дескать, никакого смысла без жизни со мной не видит!

   Через год после того, как я к нему переехала, у нас родился Стас. И все… мое счастье закончилось.

   Вернувшись из роддома, я поняла, что стирать пеленки, варить обеды и т. д. – это женская обязанность. Колина мамаша-профессорша оказалась слишком «культурной», чтобы внуком интересоваться. Да ее и дома практически никогда видно не было, все по командировкам моталась. А из института она всегда сытая приходила.

   Я думаю, Колька потому так и старался меня к себе домой переманить, чтобы я его кормила, обстирывала, да еще и за его облезлой болонкой ухаживала – она, паршивка, все гадила по углам…

   Я тогда о себе совсем забыла. Стасик постоянно орал, отказывался спать и вечно висел на груди. Даже в туалет я с ним вместе ходила – одного совсем нельзя было оставить. В душе мылась тоже вместе с ребенком. Колька его даже на руки не брал! Видите ли, «он орет, я его боюсь»!

   Меня шатало из угла в угол, не спала сутками. Да еще эта болонка паршивая! Приходилось укутывать Стаса, совать его под куртку и шлепать выгуливать пакостную собачонку, иначе она делала свои дела прямо посреди квартиры. Но муж и слышать ничего не хотел о том, чтобы кому-нибудь ее отдать. Я и рыдала, и орала – бесполезно! Видите ли, собака старая, больная, никому не нужная, и девать ее некуда! А то, что жена уже в обморок от усталости падает, его не касается – собака дороже.

   Потом оказалось, что истерики Стасика, его постоянные рвота и понос – это аллергия на собаку.

   Дело в том, что собаку я часто запирала в комнате свекрови, и она там спала. Когда приходил педиатр ребенка осмотреть, собаки не было ни видно, ни слышно. Симптомы у ребенка были похожи на дисбактериоз, колики и прочие детские недоразумения, про аллергию и не думали. Но как-то Стасику совсем плохо стало. Я вызвала «Скорую помощь», и врачи нас забрали. Выяснив, что у нас живет облезлая болонка, сказали, что от нее нужно срочно избавляться, так как у ребенка аллергия.

   Вернувшись домой, я стала все высказывать Кольке и требовать, чтобы он куда хочет, туда и девал собаку. А он мне ответил, что с собакой живет уже сто лет, а с нами всего полтора года, и деть ее никуда не может. Ему проще от нас избавиться, чем от собаки. Мы тогда с ним сильно поругались, и он меня ударил…

   Тогда я поняла, в какую ловушку попала! Деваться некуда – мои родители живут в маленьком городке, где нет возможности найти более-менее приличную работу. Вернуться в бабушкину квартиру я тоже не могу – ребенок еще маленький, а содержать нас некому…

   Наутро я вызвала ветеринара, слезно объяснила свою тяжелую ситуацию, и собаку усыпили.

   А вечером меня опять избил муж. Вся подлость в том, что бил он меня профессионально, так что следов не осталось. Каратист хренов! Я его даже на пятнадцать суток посадить не могла!

   Стало понятно, что объяснения бесполезны, а ругаться опасно для жизни – все тело болело, руки тряслись от страха. Да и боялась я, что наши побоища испортят психику сыну.

   Тогда я поставила перед собой цель: через год уйти от мужа. А пока придется выживать – и желательно не провоцировать его на побои.

   Я превратилась в зомби. Моя жизнь с этим мужчиной стала временной тюрьмой, где нужно много и тяжело работать и выполнять обязанности, обязанности, одни обязанности… В стрессовой семейной обстановке Стас рос нервным и истеричным, что приводило меня в отчаяние. Ночами я рыдала и иногда мучилась приступами отвращения, когда муж требовал «отдачи супружеского долга»…

   Через год я решила вернуться на работу, а Стаса отдать в ясли на дому. Мне повезло. Я помнила, что мой бывший начальник неровно ко мне дышал. Но три года назад, когда Виктор Семенович оказывал мне знаки внимания и платил дополнительные авансы, я была по уши влюблена в Кольку и делала вид, что ничего не понимаю. Начальник был толстый, лысый и в придачу женатый, зато внимательный и заботливый – хоть какие-то плюсы от отношений. Я решила: это лучше, чем жить со скотиной-мужем, к которому ничего, кроме отвращения, испытывать невозможно. Да и выхода у меня особого не было.

   Пришлось замазывать синяки под глазами, самой осветлять волосы, самой себя подстригать да крутить прическу а-ля Мэрилин Монро. Денег на парикмахерскую не было: муж не давал ни копейки, а то, что перепадало с аренды квартиры, уходило на еду да на одежду сынишке.

   Помню, достала я тогда свою старую мини-юбку, вырезала на блузке угрожающих размеров декольте и накрасила губы алой помадой. Оставила сына подружке и под вечер отправилась в торговый центр выслеживать бывшего начальника. Тот всегда сам приходил забирать выручку.

   Виктор Семенович был несказанно счастлив! Особенно когда я стала, всхлипывая, жаловаться на семейную жизнь и говорить, что мне срочно нужна работа, аванс и развод с мужем. За дело он взялся решительно: в тот же вечер поехал и выселил жильцов с моей квартиры, дал денег на ремонт и детский сад сыну, сказал, что работать мне не надо, а нужно успокоить нервы. С тех пор нервы я «поправляла» красным вином, которое после обеда привозил Виктор Семенович. Ребенок был в яслях, а я «отрабатывала» вложенные в меня деньги.

   Нельзя сказать, что мой новый любовник был настолько великодушным мужчиной, что даже работать мне не позволял. Просто он боялся своей жены, а тут подвернулась удобная сексуальная девица, да еще с собственной жилплощадью, не вредная, на все согласная…

   Но ты даже не представляешь, какое счастье я испытала, уйдя от мужа!

   Вечерами я была дома в спокойной обстановке! Уложив ребенка спать, я могла потратить время на себя. Иногда ходила в ресторан. И вот в одном из ресторанов меня осенило! Нужно поменять имя. Меняешь имя, а вместе с ним судьбу. Понимаешь?

   Я ужинала, таинственно улыбалась поглядывающим на меня мужчинам и стреляла глазами. Ко мне подошел интересный человек, представившийся Александром Дмитриевичем, а я представилась Софией.

   Так через полгода Виктора Семеновича сменил Александр Дмитриевич, потом Александр Михайлович, а теперь вот мой подрядчик Станислав Валерьевич. Но знаешь, замуж за него я не хочу. Боюсь! Нет там ничего хорошего и быть не может!

* * *
   Я слушала Софию и не понимала: ну как же так, почему не может? Ведь у кого-то же может! Я не хотела ей верить, не хотела принимать такое отношение к мужчинам и личной жизни. Ведь несмотря на свой видимый образ дорогой любовницы, которую мужчины заваливают шикарными подарками, София была глубоко несчастной женщиной. Озлобленной, неспособной доверять, живущей со своими страхами и ведомой этими страхами…

   С тех пор я занимаюсь поиском формулы счастливой семейной жизни. И за годы поисков могу с уверенностью сказать: я добилась в этом успеха! И этот успех не только мой, но и тысяч других женщин, моих читательниц и курсанток. На страницах данной книги вы сможете прочесть их истории, взять их опыт себе на вооружение и сменить «прослойку», в которой вы живете. Не стоит бояться замужества! Многие женщины, освоившие новую модель построения отношений с мужчиной, могут сегодня с уверенностью сказать: «Замужем хорошо!» А при разумном подходе к замужеству – это действительно выгодно.

   Меняйте судьбу – это в ваших силах!



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1137
Рекомендуем Вы хотите подтянуть скулы на лице, убрать провисание или опущение наружного угла глаза и наружной части бровей? Тогда вам нужна такая операция как височный лифтинг, которую делают в хирургической клинике "СМ-Хирургия".