Библиотека

Глава 11. НЕКОТОРЫЕ МЕХАНИЗМЫ

МЫ ВЫБИРАЕМ, НАС ВЫБИРАЮТ…
   Отбор есть всегда, хотим мы этого или нет. Из студентов, пришедших на практику, на фирме осталось только несколько человек, в сборную команду страны по футболу вошли именно эти спортсмены, начальниками отделов стали отнюдь не все из тех, кто стоял у истоков, уж не говоря про то, что как-то «отобрались» супруга, квартира, место работы. «Судьбоносность» отдельных событий понятна: наверное, моя жизнь сложилась бы во многом иначе, если бы после первого курса я смог попасть в элитный стройотряд или если бы меня «прокатили» на выборах в областной Совет народных депутатов в 90-м году. Важнее понять, что хотим мы этого или нет, но мы создаем механизм отбора, и дальше он начинает действовать самостоятельно, выдавая результаты по своей внутренней логике. И именно он во многом определяет судьбу организации, да и нашу собственную. Ведь из огромного числа возможностей, которые дарит нам окружающий мир, мы каким-то образом отбираем свои.

   Важность механизмов отбора невозможно переоценить. Так, маленькая Финляндия вышла на передовые позиции в мире по наукоемкой продукции за счет продуманной системы отбора проектов, получающих поддержку государства. Центральная идея – отбор проектов производят международные экспертные комиссии, которые, в свою очередь, формируются по правилам, неподвластным национальной бюрократии. Целый ряд наших холдингов имеют внутреннее казначейство, где заявки на финансирование от собственных подразделений и дочек на равных конкурируют с внешними заявками на инвестиции. А вот другой, очень российский пример.



   В 1989 году проходили первые выборы народных депутатов Советского Союза. Я входил в предвыборный штаб кандидата в депутаты по Кировскому району, а мой хороший знакомый и соратник возглавлял штаб кандидата в депутаты от всей области. Мы принимали для работы всех желающих без разбора (отбора). Сергей, боясь провокаций, отсеивал всех, кто по каким-то причинам штабу не нравился. Я никогда больше не видел такого количества сумасшедших в одном месте!



   Во времена Л.И. Брежнева была введена и, к сожалению, во многих органах власти сохранилась до сегодняшнего дня система согласования постановлений. Это тоже отбор, отбор тех постановлений, которые будут приняты. Смысл системы согласований в том, что, не получив положенное число подписей, вы не можете вынести вопрос на обсуждение. Она отсеивает все нетривиальное, все, что нарушает сложившуюся расстановку сил, нарушает хоть чьи-нибудь интересы.

   Именно механизмы отбора сформируют облик вашей компании. Если ваш стиль – ориентация на клиента, то следует предъявить механизм, который позволит оставлять только доброжелательных, выдержанных сотрудников. Если вы провозглашаете, что у вас научная организация, то объясните, как происходит отбор самых талантливых.

   По тому, как организован процесс отбора в организацию, каким образом происходит внутри нее карьерный рост, можно понять, что это за организация, ее реальные цели и реальные, не на показ, порядки. Так, если мы знаем, что кандидатуры региональных руководителей партии утверждаются в администрации Президента РФ, то было бы странно ожидать от таких руководителей критического анализа проводимой политики или самостоятельных инициатив. Если на фирме работают в основном родственники, то она так и останется небольшим, уютным, семейным предприятием.

   Для достижения амбициозных задач нужна элита, гвардия. Формирование элит – одна из основных задач, как в государстве, так и в любой крупной организации. Как сделать так, чтобы на ключевых должностях находились самые лучшие. Чтобы министрами, губернаторами, руководителями направлений становились самые подготовленные.

   Главную идею легко понять на примере народного любимца – футбола. Ведь там все происходит на виду, под пристальными взглядами миллионов болельщиков. Высшая футбольная лига должна содержать команды более сильные, чем команды первой лиги. Те, в свою очередь, должны быть сильнее команд второй лиги. Много чемпионатов Союза и России прошли на наших глазах, много было разных «формул» чемпионатов. Поэтому мы хорошо знаем правильный путь. Команда, занявшая первое место в первой лиге, автоматически, без всяких условий, должна перейти в высшую лигу. Соответственно, последняя команда высшей лиги автоматически ее покидает. Любые усложнения, стыковые матчи, переигровки, любое вмешательство «мудрых» внешних сил качество отбора неизменно ухудшает.

   Самый плохой вариант – члены высшей лиги сами решают, кто ее покинет и кто из первой лиги попадет в высшую. Именно к этому способу всегда стремится руководитель организации – он позволяет ему удержаться у власти. Поэтому так трудно ему противостоять. Но именно он приводит к вырождению организации. Это произошло сегодня в большинстве спортивных федераций страны, обществах охраны природы. Так, к сожалению, обстояли дела в многочисленных партиях, родившихся в России в конце прошлого века.

   Губернаторы, вне всякого сомнения, элита России. Принцип их выборности худо-бедно соответствовал принципам отбора элит. Конечно, конкуренция в регионах никогда не была добросовестной. Но именно в этом направлении и следовало двигаться. Путинский принцип назначения губернаторов на спортивном языке звучит следующим образом: чемпион этого года единолично определяет, кто высшую лигу покинет, а кто из первой перейдет в высшую. Долгосрочные последствия предсказать нетрудно.

   Отсутствие понятных, по возможности формальных, механизмов отбора, зависимость от одобрения «старших товарищей» всегда создает напряженность в организации, отчуждение «старичков» и новичков. В период моей работы в УПИ часто повторяемый вопрос старичков «что он сделал для кафедры?», понимаемый как «да кто он такой?», делил коллектив на две части: тех, кто имел право его задавать, и тех, кто нет.

   Теперь посмотрим на способы отбора. Мне кажется забавным и поучительным посмотреть на них с такой стороны. Выделим два класса по названиям популярных телепередач: «Последний герой» и «Народный артист». В первом случае выбирается человек для отсева – ты слабое звено, прощай! То есть команда или ведущий (или разные комбинации) определяет, кто покинет коллектив. В конце концов, остается один победитель. Во втором случае определяются сильнейшие, а выбывает тот, кто набрал наименьшее число голосов. И так продолжается, пока опять не останется один, лучший.

   В первом случае главное – не высовываться. Побеждает тот, кто сумеет остаться в тени, вовремя отвести взгляд, не принять вызов. Любое проявление инициативы, самобытность будут наказаны. Либо ты вызовешь раздражение, или в тебе увидят опасного конкурента. Нужно терпеть и ждать, и быть готовым к финалу, когда все равно придется «выстрелить». Здесь самое страшное – это фальстарт.

   Во втором случае проигрывают безынициативные, боящиеся рискнуть. После отбора на одном из этапов конкурса абсолютно все выбывшие подошли ко мне (я был членом жюри) и спросили: «Что я сделал не так?» Они действительно не совершили ошибок, просто не смогли выделиться.

   Нам приходится бывать в обеих ситуациях. В крупных, бюрократизированных конторах никакие заслуги не перечеркнут небольшого промаха – «Последний герой». Жизнь часто ставит нас в позицию «Народный артист»: надо обратить на себя внимание в условиях ограниченного времени – на танцах, при визите начальства. Борис Немцов стал губернатором, потому что он был единственным человеком из Нижегородской области соответствующего уровня, которого знал Борис Ельцин.

   Нужно всегда точно знать, в какой из этих ситуаций вы находитесь, и действовать соответствующе. Нужно отслеживать, какие, вольно или нет, установлены правила игры у вас на фирме. Самый простой и очень действенный способ – посмотреть на аппаратное совещание по понедельникам.

   Вот еще одна полезная деталь. Стоит вам тем или иным способом выделиться: стать руководителем, выступить по телевидению, быть какое-то время на слуху, как у вас обязательно появятся недоброжелатели. Если вы идеальный человек, как говорили в советское время, кристально чистый, то число людей, которые вас недолюбливают, составляет примерно 10 процентов от тех, кто о вас слышал. Для большинства людей эта цифра выше (можете сами оценить, какой процент недоброжелателей у президента и губернатора). Отсюда следует два вывода. К этому надо быть готовым. Такова цена. Это довольно неприятно, когда сталкиваешься первый раз. Но и иммунитет вырабатывается довольно быстро. И второе. Если число таких людей меньше 10 процентов, то вас просто не заметили, вы еще ничего серьезного не сделали. А вот появление дурацких слухов о вас – чаще всего признак популярности.

* * *
   Приведу несколько интересных способов отбора. Формально демократичный и действенный способ отбора: дорогие магазины, дорогие виды спорта. Никто не запрещает участвовать и посещать, но будут только люди одного круга или суперпрофессионалы. Раньше отсеву служили сложные танцы, которые можно было выучить только за несколько лет.

   Быстрый и дешевый способ отсеять сумасшедших – ввести небольшой стартовый взнос или брать только тех, у кого есть водительские права.

   Люди обычно уклоняются от ответа на вопросы, какие элементы вам понравились больше и меньше всего. Отбор через ранжирование делает это более естественно. Нужно попросить все тексты (составные части тренинга, участников конкурса) расставить по степени предпочтения. И вы получите объективную картину.

ПРИРОДА ПРАВА
   Право закрепляет то, что уже существует, но не создает новой расстановки сил. В середине девяностых годов на дискуссиях часто можно было услышать, что вот нет закона на этот случай или эту тему – примем закон, и все наладится. Причем содержание предполагаемого закона никогда не обсуждалось. Сам факт существования закона казался гарантом наступления порядка. Действительно ли закон и вообще право в состоянии изменить ситуацию? Приняли закон или, что проще, указ, и все поменялось – и последние стали первыми, кто был никем, тот стал всем? Что было сначала, что было основой: Октябрьский переворот или декреты? Не пришлось ли потом штыками доказывать, что декреты действуют.

   Закон действует только тогда, когда он признается законно принятым и справедливым большинством населения страны. Типичный пример – ограничение скорости движения автомобилей 90 км в час (магистрали существуют только западнее Москвы), большинство водителей не считают это справедливым и не собираются выполнять.



   Во время стажировки сотрудников Центра содействия предпринимательству в министерстве экономики Баден-Вюртемберга мы получили еще один замечательный пример. По законодательству земли (субъекта федерации Германии), все подарки, полученные сотрудниками министерства, должны продаваться на аукционе. Сотрудники министерства такой порядок не считали справедливым, но они же немцы. Что в итоге? Объявление об аукционе вывешивалось за полчаса до начала у столовой министерства, куда посторонние люди попасть не могли. В результате подарки за минимальную цену покупали те, кому они были преподнесены.



   Почему авторитарные режимы так легко соглашаются играть в демократию, соглашаются на проведение выборов? Потому что чисто правовые нормы не меняют радикально суть режима, а организовать победу на выборах для реального правителя легче, чем предотвратить переворот. Легко догадаться, что в нашей стране выборы президента последних лет были, по существу, утверждением уже принятого решения.

   Лидеры смело используют неурегулированные законом зоны. Они сами участвуют в создании нового, и уже потом оно будет закреплено в праве. Не создав новой реальности, не заложив новые механизмы, применив для решения проблемы чисто правовые методы, приходим к обратному эффекту. Мы просто усиливаем текущие тенденции. Во всех переменах выигрывает сильнейший – деньги к деньгам, а полномочия к полномочиям. Принятие закона о госзакупках, сделавшего обязательным проведение тендеров, не уменьшил объем «откатов», просто изменил их механизмы. Ни реформа среднего образования, ни административная реформа не изменили ситуации, потому что не изменили реальную расстановку сил, не привели к перераспределению денежных потоков.

   На каждом предприятии существует свое право, свои писаные и неписаные законы, свои правила внесения изменений. Вы можете легко проверить, что простое написание новых должностных инструкций приведет только к чисто декоративным изменениям.

   Если ваш партнер подписал договор не глядя, а потом выяснится, что в нем есть пункты, его не устраивающие и во время переговоров не обсуждавшиеся, то не стоит особенно рассчитывать на них в случае возникновения конфликта. Партнер обязательно найдет способ отыграться (конечно, если именно на этом и не строится весь ваш бизнес).

* * *
   В нашей стране право играет во многом декоративный характер. У нас распространен другой способ регулирования – жить по справедливости, или, что то же самое, по понятиям. Он подразумевает наличие авторитетных людей, которые являются последней инстанцией.

   Вот несколько признаков глубоко не правового характера нашего государства:

   – приняты новые правила дорожного движения. Все как положено: три чтения в Государственной Думе, утверждение в Совете Федерации, подпись Президента РФ. А потом милицейский генерал выступает по ТВ и говорит: «Водители еще не готовы к новым правилам, нет детских сидений, не привыкли включать свет за городом и т. д. Мы приняли решение пока правила в действие не вводить». И общественное мнение в восторге – какие хорошие люди, понятливые;

   – передача «Запретная зона». На глазах у всей страны из машины похищаются документы. Страна в экстазе. Даже речи нет об ответственности за кражу;

   – известный всей стране артист, вспоминая свою службу в армии, с удовольствием рассказывает на страницах журнала, как ходил в самоволку к жене и сыну. В США его карьере пришел бы конец;

   – Леонид Ильич Брежнев публично вспоминал, как в детстве они воровали арбузы.



   Существует путаница (скорее всего, намеренная) по вопросу о том, что такое гражданское общество. Гражданское общество – это наличие большого числа людей и организаций, добровольно и за собственный счет (время, деньги), не спрашивая разрешения властей, делающих то, что именно они считают нужным для развития и процветания своей страны, города, сообщества. Частный телевизионный канал – элемент гражданского общества, общественные организации, которые дают предложения, как делить государственные деньги, – нет.



   В чем надежды на изменение отношения к праву в нашей стране? Боюсь, что сверху ситуацию не исправить – находящимся у власти право не нужно, они и так всегда правы. Думаю, в том, что система не замкнута, больше нет «железного занавеса», и мы все больше интегрируемся в мировое сообщество.

ДЕЗОРГАНИЗАЦИЯ
   Еще одно из «коллекции» моих неприятных воспоминаний: я остановил автомобиль, чтобы пропустить молодую женщину с ребенком, переходящую дорогу в неположенном месте. Она оценила мою галантность, улыбнулась. Чувствуя себя героем, я слышу визг тормозов: по правому ряду выскакивает девятка. К счастью, обошлось ушибами и царапинами, но настроение было испорчено надолго.

   Ситуация, когда непонятно, кто прав кто виноват, или с равными основаниями можно считать, что виноваты все или никто, возникает не так уж и редко. Она называется дезорганизация и для правильного управления является катастрофой. В таких ситуациях человек, нарушивший все мыслимые правила и законы, легко найдет оправдание: ведь он поступал по справедливости. Люди, нарушающие закон, становятся благодетелями.

   Механизм возникновения этого состояния можно наблюдать в час пик при проезде перекрестков. Вот водитель въехал на занятый перекресток на зеленый свет, в надежде, что пробка успеет продвинуться до смены сигнала светофора. Водитель с поперечной улицы, возмущенный тем, что ему не дали проехать на зеленый сигнал, пытается проскочить на желтый свет, лавируя между машинами. Все, перекресток встал. Теперь все, кто пытается соблюдать правила, оказываются в глупой роли и всем мешают, а умельцы, двигающиеся «поперек правил», оказываются спасителями.

   Первую причину возникновения дезорганизации можно назвать хотели как лучше. Неистребимо в наших людях стремление к рационализаторству, желание все улучшить, усиленное неуважением к руководителям всех рангов. Сверхинициативные работники, которые лучше собственника знают, что нужно предприятию, гораздо страшнее неумелых или ленивых сотрудников.

   В стране существует давняя традиция «прогрессивных, правильных» законов, существующих для красоты, для демонстрации себе и другим, что мы не хуже, восходящая к Петру Первому. Жизнь, которая не в состоянии соответствовать «правильным» законам, течет сама по себе.

   Прекрасный пример – Указ № 1 Бориса Ельцина. В нем провозглашалось, что народное образование – главная забота государства, что эта отрасль будет образцово финансироваться и зарплата работающих там людей будет соответствовать зарплате в промышленности. Люди, писавшие Указ, хотели сделать приятное учителям и были искренне удивлены и возмущены, когда «неблагодарные» учителя всерьез начали требовать повышения зарплаты.



   В Баден-Бадене русский таксист с гордостью рассказывал: «Эти тупые немцы не могут сами розетку в доме заменить или машину отремонтировать. Я пошел, купил розетку и поставил!» А то, что если через десять лет розетка загорится, то немцы найдут виновника, и это одна из основ системы, он не думает! Мы прерываем линию ответственности, плодим безответственность.



   К дезорганизации приводит появление фаворитов, людей, имеющих реальное влияние, но не занимающих «уставные» должности. Эти люди обычно действуют вне рамок официальных процедур и не несут никакой ответственности. На эту роль часто претендуют советники или руководители службы безопасности.

   Другая причина – искаженная система поощрения и наказания. Часто хорошего работника никто не знает и не ценит. Тогда для повышения авторитета (и доходов) начинают создавать искусственные барьеры или неясные правила, позволяющие произвольную трактовку. И тогда нам приходится идти на поклон и «демонстрировать уважение». Чем строже законы и чем больше правил, тем легче потом получать выгоду от того, что разрешаешь эти правила обходить.

   Макиавелли советовал государю: для того чтобы собрать больше денег, нужно, издав указ о запрете, создать видимость, что его соблюдать не нужно. Когда нарушения войдут в привычку, тогда и надо начинать штрафовать. Наши работники ГАИ замечательно усвоили заветы первого политолога мира.

   А можно не штрафовать, просто знать, что все «на крючке», что в нужный момент можно доказать вину любого. Правда, здесь появляется существенное осложнение – возникают проблемы с уходом. Те, что придут следом, смогут обвинить вас во всех грехах. Поэтому приходится держаться до конца или передавать власть не самым подготовленным.



   Обязательность пролетарского происхождения при большевиках или арийской чистоты при национал-социалистах в Германии привела к тому, что абсолютно все вынуждены были скрывать часть своей биографии. Ведь даже вожди – Ленин, Сталин и Гитлер были по этим критериям далеко не идеальны. Все становились виноватыми.

Третья причина – отсутствие управляющего воздействия, недоверие друг к другу
   В чем опасность дезорганизации? Самым небезопасным местом становится специально предназначенный для повышения безопасности пешеходный переход. Люди, нарушающие закон, те, кто не платит налоги, кто ездит под «кирпич», оказываются в более выгодном положении, чем законопослушные граждане.

   Главное – это резкое снижение добротности управления: сотрудники озабочены не обеспечением результата, а тем, как не попасть в число виновных, не попасть под очередную кампанию. Система настраивается на выполнение латентных (скрытых) целей в ущерб официальным. Стоит вспомнить и замечательную фразу Сергея Кириенко: «Главная проблема воровства – его низкая рентабельность».

   Возврат к управляемости от дезорганизации происходит путем силового, внеправового внешнего воздействия. Дезорганизацию, как и ремонт, нельзя закончить – можно только остановить. Это как на стадионе: один человек встал – ему лучше видно. Следуя его примеру, встали все остальные – видно плохо, да еще и все стоят, вместо того чтобы спокойно сидеть. Нужны усилия власти, чтобы вернуть ситуацию в нормальное состояние. Собственно, для этого и существует государство!

   Возвращаясь к примеру с перекрестком, вспомним, как действует опытный инспектор ГАИ. Он берет управление на себя, наказывает первого попавшегося водителя, не обращая внимание на светофоры, устанавливает очередность проезда исключительно по собственным соображениям, когда ситуация выправляется, возвращает прежний «светофорный» порядок управления.

О РОЛИ КУЛЬТУРЫ
(нелинейный подход)
   В условиях стремительных перемен, которые мы переживаем, многие процессы становятся нагляднее, и понимание общих закономерностей становится все более актуальным и практически полезным. Много интересных идей и понятий пришло вместе с новым направлением в науке: синергетика – наука о самоорганизации в неравновесных системах. Все, что делает человек: строит, пишет, упорядочивает, – глубоко «противоестественно», антиэнтропийно. Естественно – это когда поля зарастают сорняками, здания разрушаются, города заносит песком. Все человеческие творения и человеческое общество – системы неравновесные, наше тело приходит в равновесие с окружающей средой только после смерти. Мы – системы устойчивые, человека хватает на десятилетия, человечество «процветает» уже несколько тысяч лет.

   Самое интересное – это механизм поддержания устойчивости. Человечество должно периодически переходить на более высокую ступень неравновесности, создавая все более и более искусственную среду обитания, все дальше уходя от «естественного» состояния. Это как езда на велосипеде – останавливаться нельзя. На каждом уровне имеется внутренний механизм поддержания неравновесности (порядка), который называется культура. Переход связан с преодолением кризиса, в который человечество само загоняет себя, оказываясь на грани исчезновения.

   Для того чтобы такой переход стал возможным, ростки нового обязательно должны присутствовать в уже существующей структуре – должно быть накоплено избыточное многообразие. Должен быть подготовлен новый антиэнтропийный механизм. Речь идет обо всех аспектах культуры – должны иметься и новые материалы и технологии, и новые гуманитарные идеи: новая мораль. В процессе перехода повышается производительность труда, резко уменьшается нагрузка на окружающую среду, происходит усложнение организационных структур общества и повышение общественного интеллекта. Каждый такой переход сопровождается резким ростом численности населения планеты.

   Вот несколько примеров роли культуры.

   В начале двадцатого века российское правительство отчетливо осознавало необходимость введения основ парламентской демократии. Ведь на примере ряда стран было видно, что наличие ответственного парламента резко подымает экономику и ускоряет развитие. Пришлось несколько раз менять состав и правила формирования Государственной Думы. Депутаты не желали заниматься действительно необходимыми для страны вопросами, превращали заседания в митинг. Не хватило общей культуры, умения, ответственности.

   В европейских городах нет понятия главной и второстепенной дороги, перекрестки проезжают по очереди, причем зазевавшегося водителя принято подождать. Это позволяет обходиться без силового продавливания через нерегулируемый перекресток, принятого у нас. Вряд ли мы готовы к введению такого правила.

   Простое умение не лезть без очереди сильно увеличивает пропускную способность перекрестка.

   У иностранных фирм, работающих в России, довольно быстро падает уровень обслуживания, и они приобретают черты, присущие российскому бизнесу.

   Достигнутый уровень культуры защищается законами и моралью.



   Мораль очень сильный регулятор. В начале девяностых годов и начальник областного финуправления, и председатель правительства области в мае ездили сажать на своем огороде картошку. Спрашиваю: Валерий Георгиевич, ну в чем необходимость? Он говорит: привычка, а главное, мне маме и соседям не объяснить, что не надо сажать.



   В начале девяностых годов возникла иллюзия возможности отказа от моральных регуляторов, появились группировки, которые даже среди воров считались беспредельщиками, нарушающие неписаные правила преступного мира. Большинство из них оказались на кладбище. Поведение водителей на дорогах определяется не только правилами дорожного движения, ведь очень легко спровоцировать ДТП и оказаться в нем правым. Без принципа «водители должны доверять друг другу» – вождение в городах невозможно. Поэтому так болезненно воспринималась эпидемия подстроенных аварий в девяностых годах.

   Сравнивая двадцать лет «перестройки» в нашей стране и темпы восстановления стран, проигравших вторую мировую войну, можно понять, что есть весьма существенные отличия. Такие нематериальные вещи, как отсутствие покаяния, определяют глубокое отставание России от стран Запада: выводы не сделаны, урок не выучен – будем двигаться по кругу. Зримым символом отсутствия перелома является непохороненный Ленин. В Германии и Японии подошли к осознанию произошедшего совсем по-другому. Здесь и запрет на профессии, и тюремный срок за отрицание факта холокоста. После войны немцы первое, что стали делать, – восстанавливать разрушенные памятники культуры. В ГДР было принято решение: никаких коммуналок, только отдельные квартиры. Именно отношение к государству как к внешней враждебной силе, следование принципу «если нельзя, но очень хочется – то можно» – заставляет нас закреплять отсталые общественные технологии.

   Состояние культуры позволяет все большему числу людей жить, не мешая или помогая друг другу. Переход к сельскому хозяйству стал возможен только тогда, когда установились правила взаимоотношений между племенами, занятыми обработкой земли или выращиванием скота, и племенами, их охранявшими. Понятие «свой» стало распространяться уже на сообщества, состоящие из тысяч человек. Города и возникли только после того, как появились письменность и основы права, были установлены новые правила общежития для сотен тысяч человек. Промышленность возникла тогда, когда появились идеи гуманизма, демократии, равенства, международного и индивидуального права.

   Современный период характерен удивительными для предыдущих поколений идеями – резкой гуманизацией отношений к животным (рост количества вегетарианцев, отказ от шуб из натурального меха), помешательством на экологии – все это вовсе не причуды капризных дамочек. Для развития экономики огромное значение приобрела защита интеллектуальных прав. Отсюда же навязчивая тема прав человека, отношение к инвалидам. Укоренились представления о том, что война не доблесть. Стало немодно изображать из себя «крутых».

   Направление вектора видимой нам истории в том, чтобы объединить всех живущих людей в одно сообщество, постепенное стирание вражды. Происходит непрерывное увеличение тех, кого мы считаем своими. Свой – это тот, кому я должен помогать и он мне поможет. Помогая ему, я улучшаю и свою жизнь тоже. От своей общины – к княжеству, состоящему из крестьян и их «крыши», к городам, национальным государствам. По-видимому, мы как раз являемся свидетелями того, как происходит сближение, взаимное проникновение цивилизаций, христианской, мусульманской, буддистской. Об этом же, по-видимому, говорит мода, возникшая среди известных людей в Америке, брать приемных детей различных рас и обязательное участие в рекламных роликах персонажей со всех континентов. Тогда роль мировых лидеров и героев как раз определяется тем, какой участок они прошли на этом пути. Становится понятней, почему Александр Македонский, Чингисхан и Наполеон – герои. Тогда проясняется роль и значение Михаила Горбачева – да, на национальном уровне это провал, но на общечеловеческом уровне – успех.

* * *
   Эти идеи применимы и на уровне организаций. Чем более продвинуто предприятие, чем сильнее оно отличается от среднего уровня, тем выше требования к корпоративной культуре, к тому, какие идеи и ограничения являются на вашем предприятии общепринятыми, само собой разумеющимися. Сюда включаются как современные технологии, так и уровень взаимоотношений и координации между сотрудниками, то, насколько разные люди и подразделения могут доверять друг другу. Новые люди, которых вы принимаете на работу, по своему уровню культуры должны соответствовать минимуму для вашей организации. Многие управленческие технологии возникли только в наше время, потому что они требуют не только современных средств связи и контроля, но и определенного уровня интеллекта и морали сотрудников. Многие вещи поэтому нельзя напрямую перенимать из других стран и территорий.

   Для того чтобы превратиться в сложноорганизованное современное предприятие, нужно пройти через ряд кризисов роста, каждый преодоленный кризис – это новый уровень организации и численности. Самые продуктивные – это внутренние кризисы, порожденные развитием самой системы. Так, обычно преодолеть кризис роста нового предприятия можно, только отказавшись от «семейно-дружеских» отношений, переходя на формализованный стиль взаимоотношений с сотрудниками, четко отделив администрацию и работников и приняв на себя готовность в случае необходимости уволить любого сотрудника без исключения.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 851